Как выкрутиться путин: Сможет ли Путин выкрутиться? | 18.01.2022, ИноСМИ

Сможет ли Путин выкрутиться? | 18.01.2022, ИноСМИ

https://inosmi.ru/20041130/215196.html

Сможет ли Путин выкрутиться?

Сможет ли Путин выкрутиться?

Сможет ли Путин выкрутиться?

Такое ощущение, что мир находится в состоянии ‘холодной войны’ и Советский Союз снова на грани распада. Настолько нагло Кремль приводит свои имперские планы на… | 30.11.2004, ИноСМИ

2004-11-30T19:50

2004-11-30T19:50

2022-01-18T12:47

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.inosmi.ru/images/sharing/article/215196.jpg?1642499224

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

2004

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

ИноСМИ

[email protected] ru

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

мультимедиа, украина на переломе

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Такое ощущение, что мир находится в состоянии ‘холодной войны’ и Советский Союз снова на грани распада. Настолько нагло Кремль приводит свои имперские планы на Украине: совершенно не обращая внимания на мировую общественность, Путин приводит своего украинского протеже к власти. Сможет ли сделать то, что не удалось Горбачеву? Соединить разрозненные частички бывшей империи?

Рут Дикхофен / Ruth Dickhoven

live

Такое ощущение, что мир находится в состоянии ‘холодной войны’ и Советский Союз снова на грани распада. Настолько нагло Кремль приводит свои имперские планы на Украине: совершенно не обращая внимания на мировую общественность, Путин приводит своего украинского протеже к власти. Сможет ли сделать то, что не удалось Горбачеву? Соединить разрозненные частички бывшей империи? Украина — независимое государство, однако для Путина — бывшего агента КГБ — Украина такая же часть России, как и другие республики. Своего рода ‘малая Россия’: задворки великой империи, промзона, выход в Европу, которая до сих пор воспринимается как противник.

Самоуверенный сосед, который хочет развиваться по собственному пути, означает для Путина поражение на политической арене. Украина живет за счет русской нефти и газа, через ее территорию проходит европейский газопровод. Почему же она не может быть независимой? Многие независимые европейские государства, такие, например, как Германия и Франция, кто потребляет российский газ и нефть, вкладывают в Россию большие инвестиции, и стремятся к положительным отношениям во всех сферах.

И, тем не менее, Путин продолжает применять те же методы в отношении бывших союзных республик, которые были приняты в годы ‘холодной войны’. Старается навязать свою волю, предложить своего кандидата на пост президента.

Однако в стране остались еще активисты, которые ратуют за свободную и независимую Украину. И многие европейские деятели, такие как Лех Валенса и Вацлав Гавел готовы поддержать своих товарищей в этой нелегкой борьбе. Складывается впечатление, что демонстрации, вспыхнувшие в Киеве, являются своего рода продолжением революции 1998 года. Сначала началась борьба за независимость в Сербии, затем в Грузии, а теперь и Украина.

Революция заставила сбросить ‘ледяной занавес’, который снова возник между членами нового коммунистического блока и остальным миром. Во многих ‘независимых’ республиках снова пришли к власти бывшие коммунисты-автократы. И это, несмотря на то, что теперь они называются демократами. Ничего, в сущности, не изменилось. После того, как в Восточной Европе поднялась новая революционная волна, становится насущным вопрос построения новых демократических государств. Именно этого опасается Владимир Путин, поскольку рано или поздно могут свергнуть и его.

МультимедиаУкраина на переломе

«Как раб на галерах» и другие фразы Путина, ушедшие в народ

Немало ярких высказываний президента ушли в народ. Пример тому – последнее его высказывание на коллегии МВД о «хорьковых целях». Эту фразу даже попросили прокомментировать пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который, как известно из еще одного яркого высказывания Путина, порой «несет такую пургу». Крылатые фразы Путина стали еще одним фактором большой политики. Сюжет телеканала «Россия 1».

«Слово не воробей – вылетит не поймаешь, поэтому…»

«Кто нас обидит, тот три дня не проживет»

«Если драка неизбежна, бить надо первым»

«Чем меньше зубов – тем больше любишь кашу»

«Ну вы же умные люди. Почему вы считаете, что мы придурки?»

«В России есть такой грех. Отмолим»

«Если вам не нравятся мои ответы, то вы тогда не задавайте вопросов»

«Вы вообще нормальные люди, нет?»

За годы президентства цитат Путина, которые тут же уходят в народ, накопилось уже несколько сотен. Одна из самых резонансных прозвучала еще в 99-м, когда он руководил правительством: «Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту – в аэропорту, в туалете поймаем – в сортирах их замочим. Все, вопрос закрыт окончательно».

2011 год: «Ляпнул там, что будем мочить. Я был на выезде, в Питер прилетел в расстроенных чувствах. Меня приятель спрашивает, я с ним встречался: «Ты чего такой грустный?» Я говорю: «Как-то ляпнул чего-то, видимо, не кстати. Неприятно. Не должен я, попав на такой уровень, так языком молоть, болтать». А он говорит: «Я вот ехал, и мне таксист сказал: «Что-то там мужик какой-то появился. Правильные вещи говорит».

2009 год: «Результат в таком случае – посадки в тюрьму. Где посадки?».

2016-й: «У нас хоть «Три богатыря» известная картина, можно идти в трех направлениях, но если мы какие-то сбои допустим, могу послать по еще одному направлению. У нас народ знает, куда».

2010-й: «Все на своем конкретном месте должны каждый, как святой Франциск, мотыжить свой участок».

2019-й: «Самое простое в моем положении – шашкой махать и всех снимать. Надо работать заставить, это сложнее».

2008-й: «Все эти 8 лет я пахал, как раб на галерах с утра до ночи».

2020-й: «На очень многих уровнях власти начнется рысканье глазами в поисках преемника. Работать надо, а не преемника искать».

И всё это явно не домашние заготовки, а молниеносная реакция. Пресс-конференция с Бушем, 2006 год. Американский президент хвалит демократию в Ираке. Путин: «Нам бы, конечно, не хотелось, чтобы у нас была такая же демократия, как в Ираке, скажу честно».

2016-й: «А кого-то пытаются учить. Пусть жену свою учат щи варить».

2003 год: «Мы рассматриваем это как попытки просто выкручивания рук. Должен вам сказать, что руки у России становятся все крепче и крепче, и выкрутить их не представляется возможным».

2013-й: «Вы сказали, что Россия находится между Востоком и Западом. Это Восток и Запад находятся слева и справа от России».

2009-й: «Мы враскорячку не умеем стоять, мы твердо стоим на ногах».

2005-й: «Никогда не будем вести никаких переговоров на платформе даже обсуждения каких бы то ни было территориальных претензий. Пыталовский район Псковской области… От мертвого осла уши, а не Пыталовский район».

Еще в начале нулевых, когда отношения с Западом вполне нормальные, Путин вот такими словами предупреждает крупный бизнес о важности социальной ответственности и о том, что деньги лучше хранить в России: «Я прошу меня извинить за простоту выражений. Замучаетесь пыль глотать, бегая по судам в попытках разморозить эти средства».

А вот 2018-й: «В дом надо все тащить».

2000 год: «Если вы меня спросили, нужно ли это делать по Чубайсу, я вам могу сказать: нет. Делать нужно по уму».

Массу ярких фраз приносит любая пресс-конференция или интервью президента. Так повелось еще с самых первых международных встреч Путина, когда западные журналисты очень беспокоились о правах боевиков.

«Если вы хотите совсем уж стать исламским радикалом и готовы пойти на то, чтобы сделать себе обрезание, то я вас приглашаю в Москву. У нас есть специалисты по этому вопросу, и я порекомендую ему сделать вам операцию таким образом, чтобы у вас вообще уже ничего не выросло», – ответил Путин.

2006 год: «В отношении представителей прессы я могу сказать, как мы когда-то шутили в совсем другой организации, их прислали подглядывать, а они подслушивают. Некрасиво».

2018-й: «У нас две тысячи сотрудников администрации, две тысячи! Неужели вы думаете, что я каждого контролирую? Вон Песков напротив сидит, мой пресс-секретарь. Он несет иногда такую пургу, я смотрю по телевизору думаю: чего он рассказывает, кто ему это поручил?»

2005-й: «Я, может, и не очень хорошо учился в университете, потому что много пива пил в свободное время, но кое-что все-таки из этого ещё помню».

Чем сложнее становились отношения с Западом, тем более яркими становились и используемые выражения. Реакция на предложения Лондона изменить российскую Конституцию из-за дела Литвиненко: «Мозги им надо поменять, а не Конституцию нашу. Мозги!».

Или реакция на желание Европы работать на самых выгодных проектах в России, не пуская Россию на такие же у себя: «Если вспомнить наше детство. Во двор вышел, конфетку в потный кулачок зажал. «Дай конфетку». «А ты нам что?. Вот мы хотим узнать, а они нам что?».

2013 год: «Европейцы – они какие? Сначала съедим твое, потом каждый свое».

2006-й: «Товарищ-волк знает, кого кушает. Кушает и никого не слушает. И слушать, судя по всему, не собирается».

2019-й: «Они так аккуратненько, но все-таки американцам подхрюкивают по этому вопросу».

2014-й: «Вот эти пирожки на Майдане, вот ими вымощена дорога в кризис».

2020-й: «По сравнению с вами – да, мы белые и пушистые».

2014-й: «Те, кто без конца ляпают все новые и новые цветные революции, считают себя гениальными художниками и никак остановиться не могут».

2014-й: «Американцы к чему ни прикоснутся, у них всегда Ливия получается или Ирак».

2015-й: «Так что хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?».

Кризис в Сирии, а перед этим украинский кризис: «Нас сначала разделили, а потом стравили. Но мы сами в этом виноваты».

Еще раньше – агрессия Грузии против Южной Осетии: «Нам что, и в и этом случае нужно было утереться кровавыми соплями?».

И еще цитата из 2008-го:

— Это правда, что вы хотели повесить Саакашвили за одно место?

— Почему за одно?

2016-й: «Если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможно».

2012-й: «Мы с, наверное, вами… или я плохой христианин. Когда бьют по одной щеке, надо бы подставить другую. Я к этому как-то морально не готов. Если нас шлепнули, надо бы ответить. Иначе нас всегда будут шлепать».

2016-й:

— А если будут новые санкции, Россия будет вводить?

— Мы делали это там, где нам выгодно было это сделать. И мы ничего не будем делать, чтобы просто кого-то наказать, наказывая себя. Купить билет и не поехать – так мы не будем поступать.

Когда вершится мировая история, то в истории навсегда остаются не только крылатые фразы, но и нередко выступления целиком.

2014 год: «После тяжелого, длительного, изнурительного плавания Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань, к родным берегам, в порт постоянной приписки — в Россию!».

2018 год: «Нам все время пытаются показать, где наше место. А нам не нравится это место».

2014-й: «Что позволено Юпитеру, не позволено быку. Мы не можем согласиться с такими формулировками. Может быть, быку и не позволено, но хочу вам сказать, что медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет, тайги он своей никому не отдаст, это должно быть понятно».

2014-й: «Может, мишке нашему надо посидеть спокойненько? Не гонять поросят и подсвинок по тайге, а питаться ягодками, медком. Может, его в покое оставят? Не оставят. Потому что всегда будут стремиться к тому, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся посадить на цепь, так еще и когти вырвут все и зубы».

В ситуации, когда Запад разрушал одно за другим важнейшие соглашение по сдерживанию гонки вооружений, какие только слова и образы Путин ни использовал, чтобы громко заявить о всё большей опасности.

2018 год:

«Пусть потом не пищат, что мы добиваемся каких-то преимуществ. Мы не преимуществ добиваемся, а баланс сохраняем».

«У нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара. У нас в концепции – ответ на удар. Ну да, но тогда агрессор должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы – жертвы агрессии. Мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут. Потому что они даже раскаяться не успеют».

«Для мира это будет глобальная катастрофа тоже. Но я как гражданин нашей страны и как глава российского государства в этом случае хочу задать один вопрос: «А зачем нам нужен такой мир, если в нем не будет России?».

Особый период в международных отношениях, конечно, – президентство Трампа. Когда американского лидера обвиняли в сговоре с Путиным.

— Снова упоминали ваше имя, – сказал президенту ведущий программы «Москва. Кремль. Путин» Павел Зарубин.

— Хвалили?

— Нет.

— Я вам не верю.

Потому что у Москвы якобы «есть на Трампа компромат».

2017 год: «Я с трудом могу себе такое представить, что он побежал в отель встречаться с девушками с пониженной социальной ответственностью. Безусловно, они у нас самые лучшие. Но сомневаюсь, что Трамп клюнул на это».

2020-й, интервью Павлу Зарубину:

— Мы не испортим наши и без того испорченные отношения еще сильнее?

— Испорченные отношения не испортишь, они уже испорченные.

Особая история в таких ситуациях – работа переводчиков.

2011 год. «Если все время говорить, что всё падает, то ничего и не поднимется никогда».

Как передать смысл вот такого высказывания Путина – когда вроде бы цитата из классики, но речь – о современной оппозиции: «Идите ко мне, бандерлоги!».

2007 год: «Находятся еще внутри страны те, кто шакалит у иностранных посольств».

2012-й: «Ваш интеллектуальный уровень на два порядка выше тех, кто считал себя человеком, на котором боженька заснул».

Или же как объяснить зарубежному слушателю всю иронию таких слов о ситуации вокруг Сноудена: «И чего нам делать? Россия не та страна, которая выдает борцов за права человека».

Нередко Путин обращается к прямым цитатам из далекого прошлого. Так было во время начала пандемии, и во время жутких лесных пожаров.

2010 год: «У нас всегда было много проблем в стране, во все времена. И печенеги Россию терзали, и половцы. И псы-рыцари. Россия всё выстояла, все пережила».

202-й: «Всё проходит и это пройдет. Со всем справилась Россия. Победим и эту заразу».

2020-й: «Мы теперь все вирусологи, по-моему, стали. Вся страна вирусологов».

Яркие высказывания, что называется, не для красного словца. Чаще всего это программа действий.

2017 год: «Россия – страна с тысячелетней историей. Но мы не должны относиться к ней, как к любимой бабушке: вовремя давать ей лекарства, чтобы ничего не болело. Совсем нет. Мы должны сделать Россию молодой».

2017-й: «Если мы существуем больше тысячи лет и так активно развиваем себя и укрепляем, значит, что-то у нас есть такое, что этому способствует? Это «что-то» – это внутренний ядерный реактор нашего народа, нашего человека, российского человека».

2014-й: «Мы то заставляем бояр бороды отращивать, то рубим бороды, то отращивать заставляем, то опять рубим».

2007-й: «У нас в России есть еще такая старинная русская забава – поиск национальной идеи».

2020-й: «В большой политике вообще нет друзей».

2016-й: «Я не друг, и не невеста, и не жених. Я президент Российской Федерации. 146 миллионов человек. У этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать».

2008 год: «Я самый богатый человек не только в Европе, но и в мире. Я богат тем, что народ России доверил мне руководство такой страной».

Как выйти из ситуации «Уловка-22»? —

В Европе снова война. Какой шок. В начале года мы задались вопросом: мы снова в холодной войне? Сейчас горячая война.

Война Путина в Украине

Это не первая война в Европе: Северная Ирландия, несколько балканских войн, Грузия, Молдавия. На этот раз, кажется, мы вернулись к противостоянию старого блока. Западные политики и СМИ называют это третьим историческим поворотным моментом после падения Берлинской стены и 9/11. На данный момент время дипломатии и экономического сотрудничества закончилось. На повестке дня противостояние и эскалация. Как нам выйти из этой катастрофической войны? Сейчас важны три вещи: поддержка Украины, приземленный анализ того, почему мы ввязались в эту войну, и реалистичная оценка выхода.

Поворотный момент

Судя по радикальным изменениям в политике безопасности в последнюю неделю февраля, это действительно поворотный момент. Война Путина привела к нарушению многих табу в западной внешней политике и политике безопасности. Мы наблюдаем беспрецедентные поставки оружия на Украину. Впервые в своей истории ЕС выделил средства (450 млн евро) в качестве военной помощи, что позволило украинскому правительству закупить оружие, что интересно, из фонда под названием «Фонд мира».

Произошла полная отмена ограничений Германии на экспорт вооружений, одноразовый специальный фонд в размере 100 миллиардов евро для быстрого содействия укреплению вооруженных сил Германии и обещание выйти за рамки спорной двухпроцентной цели военных расходов НАТО в BIP. НАТО перебросила свои Силы быстрого реагирования на свой восточный фланг. Против России были введены три новых пакета экономических и финансовых санкций, чтобы заплатить высокую цену за ее агрессию. Это поворотный момент и в том, что касается ситуации с украинскими беженцами. В течение многих лет ЕС не мог преодолеть свои разногласия по поводу справедливого распределения беженцев из раздираемых войной стран Ближнего Востока и Северной Африки. Теперь все те правительства, которые ранее отказались идти на компромисс (Прибалтика, Польша, Австрия, Венгрия, Словения, Дания), активно помогают беженцам, число которых, как ожидается, достигает четырех миллионов.

Трудно оценить, позволит ли эта поддержка вооруженным силам и мужественному народу Украины остановить или хотя бы повернуть вспять высокотехнологичную военную машину России. Это проблематично, потому что, как всегда в начале войны, информация и дезинформация с обеих сторон являются частью военной кампании. Но показательно, что российские СМИ не имеют права называть это войной или вторжением.

Несколько сотен тысяч человек вышли на улицы Западной Европы и других стран, чтобы провести демонстрацию за прекращение войны. Практически нет разногласий по поводу полной политической, экономической, гуманитарной и военной поддержки Украины и осуждения безжалостного нарушения Россией международного права. Кажется, что в течение одной недели от некоторых основ европейской внешней политики и политики безопасности отказались.

Дивный новый мир!

Как мы попали в эту передрягу?

Важно анализировать ошибки задним числом, поскольку реалистичная оценка прошлых ошибок является основой для расшифровки причин войны и предотвращения дальнейшей эскалации. Ошибки и заблуждения Запада обсуждались в течение последних нескольких месяцев. Первая ошибка относится к 1990-м годам, когда Михаил Горбачев представил свою концепцию «общего дома Европы» для интеграции России в архитектуру европейской безопасности. Интересно, что подобные формулировки Владимир Путин использовал в своем выступлении в парламенте Германии в 2001 году (на чистом немецком языке), где говорил о «современной, прочной и стабильной архитектуре международной безопасности… для обеспечения безопасности народов Европы и всего мира». ». Это был президент Путин 20 лет назад, а не сегодняшний Путин.

Следующей ошибкой, возможно даже более важной, было открытие двери для членства в НАТО для Грузии и Украины в 2008 году. Из-за разногласий внутри НАТО это предложение никогда не сопровождалось Планом действий по членству и с тех пор никогда серьезно не рассматривалось. Но НАТО расширилась на восток, потому что многие из бывших членов Варшавского договора хотели присоединиться. Североатлантический союз разместил войска во всех новых государствах-членах и разместил зенитно-ракетные комплексы в Польше и Румынии. Психологически не менее важным, чем расширение НАТО на восток, является патерналистское отношение к России в период ее слабости.

Все ошибки и упущенные возможности не могут оправдать ничем не спровоцированную агрессию против суверенной страны. Теперь российский президент показывает свое уродливое лицо, нападая на тех, кого он когда-то называл своими братьями и сестрами. Российское правительство обеспокоено безопасностью страны и хочет создать буфер между собой и НАТО. Так думали великие европейские державы в 19 веке. Дни согласованных сфер влияния должны пройти.

Называя распад Советского Союза, как это сделал президент Путин, первобытной катастрофой и рассматривая его как величайшую катастрофу прошлого века, игнорируется Холокост. Но Путин давно зациклен на восстановлении России до «величия», и аннексия Крыма, отделение Донбасса и война с Грузией могут быть объяснены этой перспективой. О серьезной утрате реальности свидетельствует невообразимое оскорбление и демонизация избранной власти в Украине как «хунты, наркоманов и неонацистов». Язык и отношение российского президента были отмечены презрением и ненавистью. Нарушение международного права НАТО в 1999 в Косово (и в 2003 году коалицией в Ираке) не должны служить оправданием для аннексии Крыма Россией и вторжения в Украину сейчас.

Последствия путинского противостояния

Судя по всему, Россия играла жестко. Как мы теперь знаем, в то время как европейские и американские лидеры все еще размышляли о политических целях и целях безопасности России и задавались вопросом, не было ли массовое развертывание войск блефом, в России уже шла тщательная подготовка к войне. Очевидно, что дипломатические усилия в последнюю минуту с визитами в Кремль и ежедневными телефонными звонками не имели шансов. Президент Путин явно заинтересован в изменении или пересмотре того, что он считает «окружением» НАТО. Когда требования о гарантиях безопасности не материализовались, он отдал приоритет своим вооруженным силам. Избирательная интерпретация истории президентом Путиным не оставляет шансов независимой Украине.

Окончательный исход этого противостояния политики безопасности совершенно неизвестен, но оно уже имело как минимум четыре последствия.

Во-первых, Россия явно недооценила способность и готовность Украины защищать себя, в отличие от последних нескольких лет после аннексии Крыма Россией.

Во-вторых, смысл вбить клин между западными союзниками не сработал. Напротив, маневрирование и агрессия России объединили западные правительства в их реакции на Россию. НАТО, «мозг мертв», по словам президента Франции Эммануэля Макрона в 2019 году, более жив и процветает, чем в течение последних двух десятилетий. И давно ЕС не был таким единым.

В-третьих, понятие «сферы интересов», забытое с окончанием «холодной войны», снова возвращается. И назад тоже концепция «гарантированного взаимного уничтожения» 1960-х годов после приказа Путина привести в боевую готовность свои ядерные силы.

Наконец, один из краеугольных камней концепции разрядки, «сближение через торговлю», в настоящее время не имеет шансов.

Как выйти из сложившейся ситуации?

В настоящее время стратегия в Западной Европе основана на укреплении своих вооруженных сил — среднесрочный проект — и разъединении и наказании экономики России. Хотя на данный момент такой подход кажется понятным и рациональным, это не убедительный долгосрочный проект. Военная сила для какой цели? Западная Европа тратит на свои вооруженные силы уже в четыре раза больше, чем Россия. Прежде чем новая гонка вооружений выйдет из-под контроля, нам нужны трезвые стратегические дебаты. Экономическая цена нынешнего режима санкций для России, вероятно, гораздо выше, чем для Запада. Политически Россия, скорее всего, переживет период изоляции (хотя и не всех стран).

Но каково будущее безопасности в Европе? Что мы можем извлечь для сегодняшней ситуации из фазы разрядки во время холодной войны? Эта политика разрядки не была стратегией благоприятной погоды. Наоборот, оно было начато в период значительной напряженности и реальной опасности войны. Конечно, из-за другой глобальной обстановки с многосторонним мироустройством тип разрядки, практикуемый между двумя блоками, сегодня не является шаблоном. И самое главное в этом контексте, как отреагирует Китай как важнейший торговый партнер России?

Но как бы ни раздражало Erkenntnis , безопасность в Европе, а также на Ближнем Востоке возможна не против России, а только вместе с ней. Но это не обязательно должна быть путинская автократическая Россия. Кто знает, какие последствия эта война окажет на российскую политическую систему. Наглое нападение России на Украину, ее вопиющая угроза ядерного оружия и опасность расширения войны требуют полного пересмотра стратегии Европы по отношению к России. Чтобы получить стабильную структуру безопасности, необходимо выполнить ряд предварительных условий.

Пока длится эта война, еще рано предлагать разрядку, но в долгосрочной перспективе такая политика необходима. А пока требуется деэскалация. Россия и Запад в настоящее время все еще движутся вверх по лестнице эскалации. Неразумно продолжать этот курс, не оставив Путину шанса на деэскалацию, чтобы сохранить лицо.

Повышение военной готовности и силы в Европе — понятная реакция. Но одной военной мощи недостаточно. Было бы лучше, если бы НАТО вернулась к своей старой концепции «стоя на двух ногах»: военная сила/сдерживание, дополненная разрядкой. Надежда на то, что экономическая взаимозависимость может ослабить напряженность и избежать военных конфликтов, больше не кажется реалистичной. Грубо и образно: российские танки раздавили газопровод. Вероятно, это имеет долгосрочные последствия.

Еще один урок, давно известный, но не имеющий практических последствий, заключается в понимании того, что ЕС должен действовать сообща, чтобы меньше зависеть от США. Для этого нужна общая политика и совместные усилия. Однако последовательная и общая позиция часто терпит неудачу, потому что в западных обществах не все правительства уважают либеральные и демократические ценности или предпочитают уклоняться или уступать давлению из-за возможных экономических последствий.

В конце концов, это вопрос, хотим ли мы вернуться в Ялту 1945 (какая ирония истории: Ялта, морской курорт в Крыму), когда Германия и Европа были разделены на сферы интересов, или до Хельсинки 1975 года, когда был согласован ряд принципов, включавших национальный суверенитет, нерушимость существующих границ, неприменение силы, соблюдение прав человека и сотрудничество в сфере бизнеса, науки, техники и окружающей среды.

Эта статья «Война Путина в Украине: как выйти из ситуации «Уловка-22»?» изначально была опубликована на Toda Peace  Институт под лицензией Creative Commons.

Взгляды и мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Vision of Humanity.

АВТОР

Гербет Вульф
Профессор международных отношений и бывший директор BICC

ПОЛНАЯ БИОГРАФИЯ

ECONOMISTS ON PEACE

и безопасность, целью которых является стимулирование глобальных дискуссий и обмен знаниями по экономическим аспектам мира и конфликтов, ведущих к соответствующим действиям в интересах мира, безопасности и мировой экономики. «Экономисты за мир и безопасность» — это международная сеть экономистов, созданная для того, чтобы сделать экономику мира и безопасности фундаментальной частью экономической дисциплины.

Западу пора подумать о том, как взаимодействовать с побежденной Россией

Введение

Война на Украине, безусловно, идет не по плану президента России Владимира Командованию в Москве пришлось выдержать восемь месяцев упорных боев. Непокорная Украина твердо настроена на то, чтобы победить агрессию, а объединенный (намного выше расчетов России) Запад твердо намерен поддерживать Киев на всем пути. Контуры украинской победы стали различимы сквозь пресловутый туман войны, но масштаб, время и резонанс поражения России остаются неясными.

Здесь работает предположение, что поражение России может наступить внезапно и быстро развернуться.

В этом анализе делается попытка наметить траекторию этого предстоящего поражения, которое позволит избежать катастрофического краха самодержавного режима России и распада этого глубоко неспокойного государства. Такой исход путинской войны чрезвычайно плохого выбора вполне возможен — исторический прецедент большевистской революции 1917–1918 годов остается информативным, — но вызов воображаемой катастрофы вряд ли является достойным интеллектуальным упражнением. Рабочее предположение здесь состоит в том, что поражение России может наступить внезапно и развернуться быстро (что не означает, что так оно и будет), и что этот процесс будет сопряжен с вызовами и рисками, которые будут иными и более интенсивными, чем те, которые присущи процессу медленного грядущее поражение в затяжной и по сути безвыигрышной войне. А sine qua non в этом предложении — отстранение Путина от власти, что может показаться невероятным, пока оно не произойдет на самом деле.

В конце лета 2022 года большинство западных прогнозов было о затяжной войне на истощение, что позволило отложить обсуждение послевоенных рисков на месяцы, если не на годы. К концу сентября череда украинских контрнаступательных операций свернула это ленивое мышление, но новая пауза на ключевых полях сражений с середины октября вернула его. Пропагандисты и основные эксперты в Москве по-прежнему утверждают готовность России одержать победу в затяжной войне, но этот аргумент относится к области информационной войны и подрывается проницательными оценками, демонстрирующими снижение боеспособности армии и деградацию оборонно-промышленного комплекса России. Преобладающей темой сейчас является оценка вариантов ядерной эскалации, но этот анализ будет держаться подальше от этой территории немыслимого, предполагая — как это делают некоторые трезвые российские ученые — что любое первое применение ядерного оружия станет для России катастрофой. 1

Ход войны явно изменился. Двойственное решение Путина отдать приказ о частичной мобилизации (которой неизбежно придется руководствоваться грубо) и об аннексии четырех украинских областей (из которых российские войска изгоняются деревня за деревней) не могут изменить эту динамику. Каждая квадратная миля, освобожденная воодушевленными украинскими батальонами, означает очередное нарушение запутанной территориальной целостности России, скомпрометированной тем фактом, что она присоединила к себе территории, неподконтрольные ей. А это значит, что возможности и риски, присущие болезненной расплате Москвы с реальностью провала своей судьбоносной «спецоперации», должны быть рассмотрены безотлагательно.

Херсон имеет большое значение для Москвы

Планирование хода поражения России требует здравого смысла стратегической предусмотрительности, а не длинного воображения. Тем не менее, среди множества причин этого фиаско решающее влияние оказали кинетические взаимодействия на нескольких украинских полях сражений. Впечатляющий прорыв под Балаклеей и изгнание российских войск из Харьковской области стали шоком для западных сторонников патовой ситуации и для военных планировщиков в Москве, но не удивили тех стратегов, которые следили за уменьшающимся потенциалом и снижением боевой дух русских войск и предсказывал, что разгром наступит постепенно, а затем внезапно. Российские власти могли объяснить ту катастрофу «перегруппировкой», даже если «патриотичные» блогеры кричали о хаосе, а очередное отступление с Лимана было представлено как «спланированный маневр» (к еще более громкому протесту), но по крайней мере опасного окружения удалось избежать.

Однако продолжающаяся битва за Херсон может привести к стратегической неудаче гораздо большего масштаба. Президент Украины Владимир Зеленский заявил о намерении освободить этот город в июле, а в августе началась череда украинских атак, но было достигнуто лишь несколько тактических успехов. Российское командование решило ввести подкрепления на эту уязвимую позицию к западу от Днепра — в ретроспективе это решение можно признать крупной стратегической ошибкой, обусловленной приказом Путина сохранить контроль над символически важным Херсоном. Используя недавно предоставленные США мобильные реактивные установки M142 HIMARS, украинские силы неоднократно наносили удары по трем мостам через Днепр и фактически препятствовали доставке припасов 25-тысячной российской группировке. Деградировавшие российские войска отступили под новыми мощными украинскими атаками в начале октября, а новоназначенный командующий «спецоперацией» российский генерал Сергей Суровикин рассказал о «трудных решениях» при отдаче приказа об эвакуации установленной Россией Херсонской администрации. Оборона Херсона была усилена недавно мобилизованной российской пехотой, но их боевой дух остается таким же низким, как и их припасы, поэтому тактический прорыв украинцев может привести к бегству — и, в отличие от Изюма, у доведенных до отчаяния российских батальонов нет пути к отступлению.

Кремль не сможет ни скрыть, ни объяснить эту катастрофу, ни ответить — как это было после взрыва на Керченском мосту — волной ракетных ударов просто потому, что запасы Калибров и Искандеров исчерпаны. уже низко. Еще в июле уход из Херсона можно было компенсировать новым наступлением на Донбассе. Но в конце октября этот натиск, проводимый преимущественно наемниками «Вагнера» в связи с истощением регулярных батальонно-тактических групп (БТГ), представляется бесполезным и бессмысленным. 2 Частичная мобилизация по указу Путина не может обеспечить ни эффективного подкрепления для стабилизации оборонительных рубежей, ни современной военной техники для вновь формируемых частей. Мобилизация вызвала в российском обществе глубокий шок, усиленный осознанием того, что каждая тактическая неудача теперь равносильна потере российской территории, поскольку Путин поторопился с аннексией не только Донецкой и Луганской квазиреспублик, но и Херсонской и Запорожская область.

Путинский режим и его позиция незаменимого лидера могут показаться незыблемыми. Тем не менее, многочисленные трещины в этом монолите открылись и наверняка расширятся под воздействием херсонского поражения, что, вполне возможно, приведет к резкому обрушению. Широко распространенное социальное недовольство лежит в основе разногласий среди российских элит. В этой турбулентной ситуации любой спусковой крючок — мелкий мятеж в деморализованной БТГ, всплеск протестов в охваченном рецессией регионе или техническая авария на плохо обслуживаемом месторождении — мог спровоцировать внезапный, но неудержимый политический кризис в Москве. «Боевые ястребы» могут приветствовать и даже способствовать свержению Путина, но их требования тотальной мобилизации не имеют ни экономической основы, ни общественной поддержки, так что у банды узурпаторов не возникнет никаких опасений по поводу того, что они вырезают их, чтобы найти выход из ситуации. ускоряя катастрофу, обвиняя в ней посланного «царя». Каким бы фантастическим ни казался этот сценарий, он опирается на множество прецедентов в истории России, иллюстрируя конкретные способы устранения бредового автократа, превратившего себя в огромную проблему. Существенным в уходе Путина, который может произойти не только очень внезапно, но и довольно скоро, является то, что он является ключевым условием данного анализа, поскольку он твердо взял курс, ведущий Россию к катастрофе.

Ядерные средства в личных целях

Переложить вину за неудавшуюся «спецоперацию» прямо и исключительно на плечи Путина (убедившись, что никто из его прихвостней не возражает) может показаться легким выходом из безвыходного положения России для его ближайшего преемники. Этот трюк, однако, потребует много материальных доказательств их готовности закончить войну. Сразу же доступный козырь — Запорожская атомная электростанция, которая в течение нескольких месяцев остается серьезной проблемой безопасности для Европы. Соглашение о выводе российских войск из этого района (отмена указа Путина об присвоении завода) может стать первым шагом в череде территориальных уступок. Это могло бы также проложить путь к возобновлению переговоров с Соединенными Штатами по вопросам стратегической стабильности и к открытию новых перспектив контроля над ядерными вооружениями.

Такие переговоры традиционно служили Кремлю ключевым средством поддержания ключевого международного статуса России. У нового руководства есть веские основания ожидать сильного интереса США к замене нового договора СНВ 2010 г., продленного в 2021 г., но срок действия которого истекает в 2026 г. 3 оружия и отдачи от огромных инвестиций в модернизацию стратегической триады с начала 2010-х годов, поскольку варианты ядерной эскалации в качестве крайней меры, чтобы сломать модель неудач в Украине, были (по крайней мере, на момент написания этой статьи) переоценены и отброшены. Преемники Путина могут принять решение отменить некоторые из его любимых проектов, таких как крылатая ракета с ядерным двигателем «Буревестник» или подводный ядерный беспилотник «Посейдон», которые далеки от завершения и сопряжены со сверхвысоким риском во время испытаний. Такие шаги могли бы устранить серьезные препятствия для быстрого прогресса в переговорах о стратегической стабильности с Соединенными Штатами, но более сложная проблема увязки сокращения наступательных потенциалов с ограничениями по противоракетной обороне потребует от Москвы дальнейших уступок.

Часть российского ядерного арсенала, которая привлекла беспрецедентное внимание и беспокойство Запада во время войны на Украине, — это нестратегические боеголовки, по которым нет достоверных данных.

Часть российского ядерного арсенала, которая привлекла беспрецедентное внимание и беспокойство Запада во время войны на Украине, — это нестратегические боеголовки, по которым нет достоверных данных. Новое руководство может попытаться объявить о каких-то односторонних сокращениях по примеру президентских ядерных инициатив (1991), но эффективность таких шагов зависит от доверия, существовавшего между бывшим президентом Советского Союза Михаилом Горбачевым и бывшим президентом США Джорджем Бушем-старшим. Буша, но в заключительной фазе войны на Украине его будет не хватать. Одним из самых сильных стимулов для российских элит, которые будут бороться за сохранение и разделение власти после ухода Путина, будет являться отмена персональных санкций. Этот стимул может подтолкнуть их к нарушению табу на прозрачность в отношении запасов ядерного оружия.

Беларусь вырывается на свободу

Военное поражение России в Херсоне и череда политических отступлений, которые придется предпринять постпутинскому руководству, неизбежно повлияют на политическую ситуацию в Беларуси и ослабят власть белорусского президента Александра Лукашенко. Лукашенко пока удавалось сопротивляться давлению с целью прямого участия во вторжении на Украину, но февральская наступательная операция российской группировки войск на Киев с территории Беларуси неизбежно сделала это государство стороной агрессии с должным образом введенным санкционным режимом. После провала этого блицкриг , большая часть российских войск была выведена из Беларуси, но угроза нового нападения, возможно, с участием белорусской армии, сохраняется.

Родственные книги

Подавление массовых протестов летом 2020 года оставило режим Лукашенко с ненадежной внутренней опорой. Хотя оппозиция находится в заключении или изгнана, она хорошо организована вокруг руководства Светланы Тихановской и продолжает подготовку к новому восстанию. Оглядываясь назад, можно сделать вывод, что два года назад Путин был готов осуществить полномасштабную интервенцию, чтобы спасти союзного диктатора, попавшего в беду, но возможности белорусских военных (а также ОМОН) для такого принуждения к диктаторскому режиму порядок теперь исчерпан и не может быть восстановлен. Лукашенко выскользнул из большего количества политических кризисов, чем большинство автократов, но он обнаружил, что полностью зависит от доброй воли Путина (которой никогда не было в изобилии), и возможный уход этого коллеги за два десятилетия торгов и препирательств ставит его в безнадежный угол. .

Важным отличием возможной новой вспышки протестов в Беларуси от мирных массовых выступлений 2020 года является то, что два года назад враждебности к России практически не было. Сегодня война существенно изменила общественные настроения в Беларуси. Крах режима Лукашенко, даже если он будет инициирован его приспешниками, должен усилить зрелое и решительное гражданское общество и вскоре привести к созданию однозначно проевропейского правительства, у которого не будет особых сомнений по поводу разрыва уз договора о союзном государстве с Россией. Потеря ближайшего союзника может вызвать новый спазм лидерского кризиса в России, и перетасованной верхушке придется еще раз переоценить имеющиеся варианты, придя к тому же неизбежному выводу о необходимости смягчения конфронтации с Западом. Неохотное, но неизбежное решение отменить сентябрьскую аннексию, которая, в отличие от аннексии Крыма в 2014 году, оставила российское общество равнодушным и сбитым с толку, и отвести силы на позиции, существовавшие до 24 февраля, может привести к стабильному прекращению огня с Украиной и открытые добросовестные мирные переговоры.

Беспорядки возвращаются на Кавказ

Беларусь может быть самым слабым звеном в геополитическом периметре России. Но череда украинских побед могла отразиться и на Кавказе, который испытал цепную реакцию насильственных конфликтов в начале 1990-х годов, но впоследствии был «умиротворен» российскими силовыми проекциями в различных формах, включая войну с Грузией в августе 2008 года. Серьезное истощение военной мощи России и признание этой слабости различными конфликтологами могут спровоцировать новую волну нестабильности в регионе, где подавленные, а не устраненные источники напряженности, как правило, вырываются на свободу. Внезапное нападение сил Азербайджана на несколько армянских пограничных постов и баз в середине сентября — лишь одно из проявлений этой тенденции, и обращение Армении за помощью к России и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) предсказуемо оказалось напрасным. Азербайджан находится в идеальном положении, чтобы извлечь выгоду из своей победы в войне осенью 2020 года и установить полный контроль над Нагорным Карабахом, а России придется свернуть свою небольшую миротворческую операцию. 4

Один из самых опасных вызовов территориальной целостности России созревает на Северном Кавказе, где Рамзан Кадыров, жестокий правитель Чечни, стал откровенным лидером «партии войны» в тайных политических интригах Москвы. Назвав себя «пехотинцем» Путина, Кадыров отправил несколько батальонов военизированных формирований воевать на Украине, но уход Путина может изменить его устремления и поставить под угрозу расчеты. У него нет интереса к Украине и заклятых политических врагов в Москве (которая вполне может возглавить банду преемников Путина), но его не столь уж скрытое стремление состоит в том, чтобы сделать Чечню самостоятельным сильным игроком, чтобы он мог вновь разжечь конфликт. причина независимости. Новое руководство в Москве будет не в состоянии вести третью чеченскую войну, но оно может попытаться пресечь активы и сети Кадырова, что может привести к острому личному и жестокому конфликту.

Россия не имеет ни полномочий, ни возможностей для роли силовика на неспокойном Кавказе, и эти проблемы могут побудить руководство в Москве признать поражение на Украине и уйти с Донбасса, цепляясь только за Крым как за последнюю линию политического защита.

Грузия, взявшая на себя очень осторожный курс в украинской войне, может стать еще одним очагом конфликта, поскольку прозападные группировки на ее фрагментированной политической арене ободряются неудачами России, а огромный приток российских беженцев с конца сентября добавляет бытовых беспорядков. Августовская война 2008 г. оставила болезненное наследие, и предложение восстановить контроль над сепаратистскими провинциями Южная Осетия и Абхазия (которые Россия признает в качестве «независимых государств») вызывает большой общественный резонанс. Легитимность этого дела подкрепляется международным остракизмом Донецкой и Луганской квазиреспублик и всеобщим неприятием путинской аннексии. Сокращение российских гарнизонов делает Южную Осетию беззащитной, а Северная Осетия может не захотеть подняться на защиту своих этнических сородичей (из которых, возможно, только около 30 000 человек все еще проживают на дальнем склоне гор). Абхазия — более сложный случай. Москва может решить, что морские курорты не стоят борьбы, но Кадыров может решить возродить наследие чеченского боевика Шамиля Басаева и направить туда свои батальоны, а Турция может решить бросить вызов этому индивидуалисту и поддержать восстановление территориальной целостности Грузии. . У России нет ни полномочий, ни возможностей для роли силовика на неспокойном Кавказе (даже внутри своих границ), и эти неприятности могут побудить руководство в Москве признать поражение на Украине и уйти с Донбасса, цепляясь только за Крым как за Последняя линия политической обороны.

Китай недоволен, но не имеет значения

Несмотря на свою известность на мировой арене, Пекин не смог оказать существенного влияния на ход войны на Украине и вряд ли окажет какое-либо существенное влияние на ее исход. Китай явно не хотел этой войны. Путин, находясь с визитом в Пекине на открытии Олимпийских игр, видимо, не информировал председателя КНР Си Цзиньпина однозначно о своем плане нападения, так что провозглашенная «дружба без границ» действительно упиралась в очень жесткие рамки в вопросе несколько недель. Давая политическое благословение и некоторое пропагандистское освещение ведения войны Россией, Китай воздерживался от оказания какой-либо материальной поддержки и нарушения режима санкций. Оно делало лишь символические жесты по совершенствованию военного сотрудничества, тщательно просчитывая глубину снижения российских возможностей на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий. 5

Сидеть на заборе, хотя внешне мудрая и действительно традиционная китайская политика оставляет Пекину проблему управления последствиями поражения России, исхода, которого он хотел бы даже меньше, чем предсказуемое, но все же шокирующее начало войны . Желание Путина разрушить ориентированный на Запад и контролируемый США мировой порядок было слишком далеко для Китая, который получил большую выгоду от этой глобализации. Тем не менее, каждый шаг, который Россия делает вниз по лестнице деэскалации и от конфронтации с Западом, как описано выше, будет означать неудачу для Китая, которому необходимо будет переоценить совокупную силу союзов США. Преемникам Путина имело бы смысл обозначить готовность к возобновлению переговоров с Японией по спору о Южных Курилах, и такой полушаг неизбежно усилил бы подозрения в Пекине. Российско-китайское стратегическое партнерство, скорее всего, выживет, поскольку оно основано на взаимовыгодном экономическом потоке углеводородов и других товаров (правда, не так уж много услуг), если только Пекин не поддастся искушению воспользоваться слабостью своего ключевого партнера и пожинать плоды. некоторые ощутимые плоды (например, территориальные уступки) от его поражения.

В этом уменьшенном будущем партнерстве будет отсутствовать один ключевой параметр: личные связи между Путиным и Си, которые вряд ли можно назвать «дружбой», чувство, совершенно чуждое обоим упрямым автократам, но все же составляющее важный положительный момент. водитель в исторически непростых отношениях. Си упустил возможность предостеречь Путина от рокового вторжения, и он, возможно, не сможет предотвратить падение Путина. Ни у кого из нескольких десятков возможных преемников Путина нет хороших отношений с Пекином. Их главные устремления, сосредоточенные на восстановлении доступа к незаконно нажитым активам, замороженным западными санкциями, вряд ли вызовут симпатию у китайской элиты, которая только что вновь заявила о своей далеко не искренней приверженности антикоррупционной кампании в Китайской коммунистической партии. XX съезд партии.

Представление о неуместности Китая может показаться ошеломляющим, учитывая огромный вес этой растущей (пусть и не такой быстрой) силы в мировых делах. Но для того, чтобы повлиять на траекторию украинской войны, от ее шокирующего начала до постепенного позорного конца, он может оказаться именно тем, что нужно. Одним из регионов, где интересы Китая могут оказаться под прямой угрозой из-за нестабильности, вызванной фиаско России на Украине, является Центральная Азия, но даже там Пекин, скорее всего, не захочет предпринимать попытки вмешательства, подобного проецированию российской мощи в Казахстане в январе 2022 года. Китайские ученые, планировщики политики, да и лидеры усердно изучали (с добавлением идеологического уклона) драму распада Советского Союза. У них есть веские причины для беспокойства по поводу способности России пережить поражение, но об активной политике предотвращения этого нежелательного исхода, похоже, не может быть и речи.

Заключение

Наметить ход победы Украины в разрушительной войне — гораздо более позитивное интеллектуальное упражнение, чем оценка последствий поражения России, но они обязательно должны сойтись.

Наметить ход победы Украины в разрушительной войне — гораздо более позитивное интеллектуальное упражнение, чем оценка последствий поражения России, но они обязательно должны сойтись. Планирование реконструкции украинского государства уже является практической задачей, и многие политики вскоре будут соревноваться за честь прикрепить свои имена к этой новой редакции плана Маршалла. Разгром русских войск под Изюмом и Лиманом вызвал волну спекуляций о дальнейшем отступлении, а надвигающаяся катастрофа под Херсоном побуждает к дальнейшим полетам стратегического воображения, но анализ борьбы России с интернализацией своего поражения остается недостаточным. Фокус нынешних комментариев сместился с долгой войны на истощение на ядерную эскалацию, должным образом создав богатое меню сценариев полной катастрофы. Возможность такого исхода реальна, как и возможность распада российского государства, что некоторые проукраинские влиятельные лица на Западе даже считают желательным. Некоторые российские эксперты выражают глубокую озабоченность, но другие влиятельные интеллектуалы утверждают, что предстоящее поражение может дать России шанс заново изобрести и активизировать себя как уважаемую и ответственную державу в Европе и динамичной Евразии. 6

Набросать дорожную карту постепенного выхода России из проигранной войны — не приложение оптимистических выдумок, а задача практического значения. На каждом повороте этой ухабистой дороги Запад, неизбежно более разделенный в отношении проблемы отношений с Россией, чем в отношении восстановления Украины, будет иметь возможность предотвратить серьезные крахи и способствовать дальнейшему прогрессу. Отправной точкой в ​​этом позитивном планировании является исчезновение Путина из Кремля. Это ни в коем случае не надуманная идея. Его решение ускорить аннексию украинских территорий и начать мобилизацию не изменило хода войны и не увеличило ее общественную поддержку, а, наоборот, усугубило экономический и политический кризис в России. Бесполезно строить догадки о том, как может произойти переворот и кто сформирует новое коллективное руководство России, но необходимо готовиться к такой кульминации склок среди отчаявшихся и коррумпированных элит уже в ближайшее время. Сдерживание может показаться наиболее подходящей и действительно осуществимой стратегией борьбы с постпутинской Россией, которая останется источником высоких рисков и генератором насильственной нестабильности, но потребуется многоуровневое значимое взаимодействие. Только целеустремленные коллективные усилия могут эффективно предотвратить геополитическую катастрофу, что не может отвечать интересам ни одного из многочисленных соседей и партнеров России.